Через неделю после вступления в силу новых правил маркировки продуктов с ГМД в магазинах ничего не изменилось

Прошла уже неделя с момента вступления в силу новых правил маркировки продуктов с генно-модифицированными компонентами, однако в магазинах ничего не изменилось. Журналист «НГ» попыталась выяснить причину.
Модифицированный крахмал не за тот принимают
Согласно новым правилам, надпись «содержит ГМО» должна быть продублирована на ценниках, причем крупнее наименования товара и красным цветом — фломастером, стикером, постером, с использованием яркой этикетки. Это беспрецедентное решение было принято правительством, цитирую, «в целях снижения уровня риска для жизни и здоровья граждан, связанного с потреблением пищевых продуктов, содержащих ГМ-компоненты». В связи с этим стоит вспомнить и другое знаковое решение из этой области — продукт с ГМ-компонентами не может называться натуральным.
Однако как я ни искала в столичных магазинах «покрасневший» от смысла написанного ценник, мне так и не удалось его найти. Более того, в одном из столичных магазинов произошел конфуз. Администратор уверенно показала нам с фотокорреспондентом продукты с ГМ-компонентами — творожные десерты одного из минских молокозаводов вместе с оформленными по новым правилам ценниками. Не очень крупно, не фломастером, а шариковой ручкой с тонким стержнем, но все-таки на них стояла аббревиатура «ГМК». Не подозревая о своей ошибке, девушка даже согласилась сфотографироваться: в одной руке она держала две баночки с десертами, другой показывала в камеру «покрасневший» ценник.
Однако на поверку продукт оказался чистым. Администратор посчитала генно-модифицированным безобидный модифицированный крахмал, хотя это продукт обычного химического синтеза. И это типичная неосведомленность продавцов.
Санитарные врачи о ГМО
Но, может быть, ГМ-продуктов просто нет на белорусском рынке? Если бы так… По разным оценкам, их от 15 до 30 процентов. Правда, это всегда оценки неспециалистов. Специалисты не рискуют пока сообщить журналистам удельный вес таких продуктов.
— Сколько их в торговой сети Беларуси, никто не может подсчитать, — объяснила причину заведующая отделом гигиены питания Минского городского центра гигиены и эпидемиологии Марина Байбус. — Но могу вам привести такие цифры. За 8 месяцев, с начала 2008 года, врачи нашего центра проверили на ГМИ 1843 образца продуктов и пищевого сырья. ГМИ были выделены в 100 из них, но маркировка не сообщала об этом потребителю. В основном это пищевые концентраты быстрого приготовления MIVIMEX, фирм “Александра и Софья-продукт» и «Галина Бланка», колбаски украинские с горчицей, соевый творог. Получается, вроде небольшой удельный вес. Вместе с тем ГМ-ингредиенты начали встречаться уже даже там, где их совсем не ожидаешь встретить, например, в сухом картофельном пюре быстрого приготовления. Что-что, а «пюрешку» из картофеля белорусы воспринимают как натуральный продукт.
И просто настоящий шок вызвали у нас недавние исследования шоколадных батончиков для детей российской фабрики «Рот-фронт», а также конфеты-«пирамидки» одной турецкой фабрики. Экспертиза и в них выявила ГМ-составляющие!
Что касается покрасневших ценников, как вы их назвали, то мне тоже не довелось найти их в магазине, хотя я очень внимательно смотрела.
Рыбные палочки с сюрпризом
Разумеется, что вся продукция, производители которой нечестно поступили с покупателем, была остановлена на пути к прилавку: Минздрав не выдал на нее удостоверения о государственной гигиенической регистрации, а значит, ее не смогли ввезти в Беларусь. Имеется в виду официально. Это одна из основных причин, почему так сложно отыскать в торговле «покрасневший» ценник. И все же за период, прошедший с начала этого года, минский центр гигиены выявил два случая, когда трансгенам оказались ни по чем санитарные барьеры. В одном из магазинов продавалась лапша быстрого приготовления «Роллтон» с модифицированной соей без предупреждения об этом потребителей, в другом — такие же рыбные палочки «Vizi». Каким-то образом они все же смогли достигнуть прилавка. Интересно, что на товар имелись все положенные документы. Ранее же были установлены факты, когда санитарные врачи нашли ГМ-компоненты даже в продуктах с маркировкой «Не содержит ГМИ».
Но что произошло дальше с этими продуктами и их поставщиками? Государство применило к ним две меры наказания. Во-первых, нераспроданные остатки были сняты с реализации и возвращены поставщикам. Во-вторых, на эти наименования товара были отозваны удостоверения о государственной гигиенической регистрации.
Увы, экономические санкции за вопиющее нарушение прав потребителей в Беларуси пока не предусмотрены, несмотря на пять нормативных актов по регулированию оборота продуктов с ГМО. В отличие от многих европейских стран, где за сокрытие подобной информации владельцу фирмы угрожают на первый раз огромный штраф, на второй — потеря всего бизнеса. Движение в этом направлении в Беларуси только началось: невыполнение требований постановления № 1115 расценивается как невыполнение правил торговли с наложением штрафа от 2 до 10 базовых величин.
Не потому ли трансгенам в Беларуси пока так легко замаскироваться?
Хорошая новость!
C 16 сентября лаборатории Минздрава Беларуси начали проверять на ГМ-компоненты уже не только сою и кукурузу, а также рис, томаты, картофель.
Блиц-опрос
Знаете ли вы о новой маркировке генно-модифицированных продуктов, и насколько она для вас понятна?
Покупательница Марина: — Я слышала об этом: и по радио, и по телевизору, и прочла в какой-то из газет. Было бы интересно на них посмотреть, но мне пока не попадались такие ценники.
Покупательница Валентина Ивановна: — Нет, я об этом ничего не знаю. Но мне, пожалуй, и все равно. Мне лишь бы продукт был дешевле.
Покупатель Григорий: — А водка бывает генно-модифицированная? Точно не бывает? Ну тогда это лучшая новость для меня.
А что в регионах?
Дотошных покупателей немного
ОАО “Универсам “Сельмашевский” — крупнейшее торговое предприятие Гомеля. Само его название говорит о местонахождении в рабочем микрорайоне и об основных покупателях — работниках знаменитого гиганта комбайностроения “Гомсельмаша”. Впрочем, не раз доводилось слышать, что отовариваться сюда ездят и из других районов областного центра: ассортимент достойный, магазин красивый, современный. Нововведения, будь то в техническом, организационном или каком-то другом плане, здесь быстро берут на вооружение. Вот и вопрос корреспондента “НГ” о том, как прокомментируют торговые работники обязательность новой маркировки генно-модицированных продуктов питания, есть ли такие в магазине, не стал для них неожиданным.
— Как только мы получили перечень продовольственного сырья и пищевых продуктов, подлежащих контролю, — сказала заместитель директора акционерного общества Елена Безрученко, — сразу же проанализировали весь ассортимент. И товаров с ГМИ не обнаружили.
Перечень в первую очередь включает ассортимент продуктов, содержащих в разных видах сою, кукурузу. Представители торгового предприятия показали несколько пакетиков с продуктами, изготовленными из названных сельскохозяйственных культур. Везде присутствовала надпись изготовителя (или расфасовщика в Беларуси) на обратной стороне упаковки сверху об отсутствии генно-модифицированных составляющих, и этому, конечно, можно только порадоваться.
Однако покупатели “провалили” мой экзамен. Одна женщина сказала, что слышала что-то про ГМО, но конкретной информацией не располагает, тем более об обязательной маркировке в Беларуси. Другая поблагодарила, что я ее просветила. Ну а пожилой мужчина лишь махнул рукой — ему безразлична какая-то там маркировка, какие-то там компоненты.
Подождем десятилетия?
Этот магазин на улице Ленинского комсомола — один из старейших и наиболее посещаемых в Солигорске, о чем свидетельствует и его название — “Народный”. Но поиски на его полках продуктов с ГМО результатов не дали.
— Вся наша продукция — экологически чистая, о генно-модифицированных компонентах в ней и речи быть не может, — заверила меня заместитель директора Надежда Крукович. — Да, поступают иногда продукты, в сопроводительных документах которых есть предупреждение о возможном содержании в них ГМО. Только в продажу такой продукт может попасть лишь после того, как лаборатория сделает заключение об их отсутствии и поставит соответствующий штамп. Думаю, что на прилавках государственных магазинов такие продукты вы вряд ли найдете.
У слесаря Третьего рудоуправления РУП “ПО “Беларуськалий” Василия Маринича сумка забита продуктами. Разговорились.
— О ГМО-продуктах я знаю мало, — признался калийщик, — но в любом случае покупать их не намерен. Что может быть лучше натурального, проверенного столетиями?! Вмешательство в природу, мы не раз убеждались, пользы приносит мало.
— Так ведь генно-инженерные сорта сельхозкультур устойчивы к насекомым-вредителям, толерантны к гербицидам, а продукты из них могут быть и дешевле, — говорю ему.
— Я не против них, пусть они будут, — машет руками Василий. — Но они должны быть помечены ярким предупреждающим знаком и продаваться на отдельных полках, может, даже в специальных отделах.
Магазин “Нива” относится к СООО “Златка”, офис которой находится в Минске. И тут, как уверяет товаровед Валентина Николаеня, перед продуктами с ГМО стоит надежный заслон. Продуктов с модифицированным геномом в ассортименте нет.
— А вы знаете, что генно-инженерные сорта в мире возделываются на площади более чем в сто миллионов гектаров, широкое применение получили они и в преуспевающей, заботящейся о своем здоровье Америке?
— Верю, — соглашается Валентина Викторовна. — Не исключаю, что в перспективе они могут появиться и в наших магазинах. Но лишь с соответствующей маркировкой. Торговля для того и существует, чтобы предоставлять потребителю на выбор товары самых разных достоинств и качества. А вот “продвинутая” пенсионерка, в недавнем прошлом учительница Валентина Карпович, похоже, свой выбор уже сделала.
— Нельзя шарахаться от новейших технологий. Кого сегодня удивит яблоко на груше, хотя когда-то такое в голове не укладывалось?! — говорит она. — Для нас же намного страшнее водка, которая продается на каждом шагу в самых привлекательных упаковках.
— Некоторые медики утверждают, что влияние ГМО на человека станет ясным только лет через 30—40, — делюсь с ней информацией.
— Вот пусть молодые и ждут десятилетия, — парирует женщина. — А пенсионерам что терять? Рожать, гены сберегать нам уже не нужно. Почему бы для такой категории людей и не продавать продукты с ГМО, если они действительно дешевле?

You might also like