«Газета.ru»: «Выгоды межсоюзного расположения»

Ситуация на Кавказе показала, что Россия не может рассчитывать даже на своего «карманного» партнера: Александр Лукашенко все более ловко лавирует между Евросоюзом и Союзным государством с Россией. Самый давний, самый близкий географически и политически союзник испытывающей явное геополитическое одиночество России, президент Белоруссии Александр Лукашенко в очередной раз подтвердил, что его отношения с Москвой строятся исключительно на корыстном интересе.
Несмотря на прозвучавшие в ходе пресс-конференции «последнего диктатора Европы» по версии США «уверения в совершеннейшем почтении» к России, сказанное Лукашенко едва ли может обрадовать Москву.

«Батька» снова заявил, что Белоруссия будет налаживать отношения с Западом, пусть и не в ущерб интересам Белоруссии и России: «Мы говорим нашим западным партнерам о том, что, предлагая нам улучшение отношений, не настаивайте на том, чтобы мы испортили отношения с Россией — нашим стратегическим союзником… Мы не можем дружить, к примеру, с Америкой за счет дружбы с Россией». Впрочем, не успели российские журналисты прослезиться (пресс-конференция была устроена для представителей российских региональных СМИ), как Лукашенко обозначил приоритеты своей геополитической игры: «Мы ни с кем ругаться не собираемся. Мы сегодня — мост между Востоком и Западом и должны это использовать. У нас нет другого выхода… У нас с Западом общая граница».

Едва ли Москве будет приятно, если через год-два отношения Лукашенко с ЕС или США будут лучше, чем у России, — все-таки против российского руководства ЕС и Штаты санкций пока не вводили и въезд в свои страны не запрещали.

Кроме того, белорусский президент вновь дал понять, что Минск не будет торопиться с признанием независимости Южной Осетии и Абхазии, хотя Москва ждала поддержки от немногочисленных союзников (и Белоруссии, как главного из них, прежде всего) именно в первые дни после своего одностороннего демарша. По словам Лукашенко, «придет время, и мы рассмотрим этот вопрос (признания независимости Абхазии и Южной Осетии — ред.) в Белоруссии, наверное, как это было сделано в России, то есть в парламенте». Учитывая, что новый парламент Белоруссии еще только предстоит избрать и он должен начать работу только в октябре,
налицо желание Лукашенко выжать из Кремля максимум в обмен на признание грузинских сепаратистских анклавов.

В последние годы Москва неоднократно пыталась перейти в отношениях с Минском на рыночные рельсы, вызывая неизменный гнев по этому поводу у белорусского президента. Теперь у Александра Лукашенко появился хороший геополитический повод поторговаться.

Но, даже рассчитывая на российские экономические преференции, белорусский лидер подчеркивает свою самостоятельность, утверждая, что «вопрос линии признания Южной Осетии и Абхазии — это не только поддержка позиции России…%

Мы, к примеру, с Абхазией давно имели прекрасные отношения. У нас прямые отношения с этой республикой без посредника России».
Наконец, Лукашенко в очередной раз продемонстрировал свою, мягко говоря, двусмысленную позицию по отношению к тому самому Союзному государству. С одной стороны, он заявил, что «в контексте событий на Кавказе видно, почему Белоруссию нельзя было включать в состав России», ведь «в противном случае Россия потеряла бы союзника и субъекта международного права». С другой — Лукашенко назвал строительство Союзного государства с Россией на данном этапе «замороженным» и посетовал, что «если бы не было торможения в строительстве Союзного государства, то мы были бы дальше, чем сегодня».
Хотя очевидно, что, несмотря на все декларации, в изобилии звучавшие за 11 лет со времени подписания Союзного договора, продвинуться дальше по пути интеграции Россия и Белоруссия и не могли.

Более того, с течением времени две «самые братские» страны расходятся все дальше. Несмотря на многие общие черты в политических повадках белорусского и российских лидеров, на приверженность к советскому политическому стилю, на явное движение Москвы в сторону давно практикуемого Лукашенко огосударствления экономики. Проблема не только в том, что с самого начала не заладились личные отношения «батьки» с Владимиром Путиным (дело доходило даже до газовых войн внутри существующего на бумаге Союзного государства. А апофеозом братства стала знаменитая тирада Путина в адрес Лукашенко про необходимость «отделять мух от котлет» и замечание, что экономика Белоруссии составляет лишь 3% от российской и интегрироваться с таким карликом нечего). Авторитарные лидеры, каковыми по стилю являются и Лукашенко, и Путин, видят слияние в союз исключительно через политическое поглощение. Это делает проект с Союзным государством абсолютно бесперспективным. Так что звучавшие в первые дни после признания Россией независимости Южной Осетии и Абхазии заявления ряда российских политиков о возможности включения этих территорий в состав Союзного государства выглядят явной утопией, даже если Минск тоже их признает.

Невозможно включать хоть признанные, хоть непризнанные республики в состав государственного образования, которого де-факто не существовало, не существует и при нынешних правителях России и Белоруссии явно не появится.

You might also like