Продайте, Христа ради! Как убедить мир, что он должен «куплять беларускае»?

Отчаянно пытаясь решить проблему растущего отрицательного сальдо внешней торговли, правительство идет на самые изощренные и нередко абсурдные меры. Действуя сразу по всем фронтам, профильные министерства и ведомства сверху доводят предприятиям нормативы по экспорту и импорту, выстраивают преграды на пути малого бизнеса, который занимается торговлей импортными товарами и портит внешнеторговую статистику, и раздумывают над тем, чтобы ограничить импортерам торговые надбавки. Между тем, административные меры не решают главных проблем белорусских экспортеров – конкуренция на внешних рынках усиливается, а доступ туда затрудняется. Убедить мир, что он должен «куплять беларускае», не так просто.
Рецепт того, как сделать это правильно, попытались найти эксперты Международной финансовой корпорации, которые разработали руководство «Гид белорусского экспортера» и провели в Минске круглый стол на тему «Экспорт: возможности и вызовы».
В январе-июле 2008 года отрицательное сальдо внешней торговли по методологии торгового баланса превысило 3 млрд. долларов, в 1,5 раза увеличившись по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. При этом экспорт вырос на 59,9% и превысил 20,5 млрд. долларов. Но импорт рос теми же темпами – он увеличился на 58%, достигнув 23,5 млрд. долларов.
На первый взгляд, статистика не так уж и плоха. Учитывая взлет цен на энергоносители и комплектующие, можно было бы даже говорить, что белорусская экономика справилась с энергетическим вызовом. Ведь основным источником формирования отрицательного сальдо внешней торговли являются как раз операции с промежуточными товарами. Правда, стоит отметить, что в структуре белорусского экспорта более половины приходится на сырьевую продукцию. А в страны ЕС (куда поставляется 44% белорусского экспорта) мы продаем главным образом товары с сильной сырьевой составляющей. Нефтяной бум и резкий рост цен на минеральные удобрения позволили Беларуси увеличить доходы от экспортных поставок.
Что же касается несырьевых товаров, то относительно просто наши производители могут реализовывать их лишь на рынке России, на который приходится 37% нашего экспорта, а также в странах СНГ и небогатых азиатских и африканских государствах. Впрочем, и там отечественные производители не могут чувствовать себя комфортно. Под давлением дешевого китайского и турецкого импорта конкурентоспособность белорусской продукции падает даже на, казалось бы, знакомых и давно освоенных рынках.
Так, в структуре экспорта в Россию боле 60% приходится на несырьевые, конкурентоспособные товары. Но число таких товарных позиций критически снижается. По данным кандидата экономических наук, заведующей кафедрой международного бизнеса БГЭУ Галины Турбан, если в 2002 году число позиций, по которым белорусские производители были конкурентоспособны на российском рынке, составляло 41, то сейчас оно снизилось до 36. За последнее время мы проиграли зарубежным производителям в мукомольной промышленности, производстве натурального и искусственного меха, мебели, кожи и др. Хотя укрепили позиции на мясном и рыбном рынках РФ, а также в производстве каучуковых и резиновых изделий.
Ориентация на «бедные» рынки чревата, считают эксперты. На таких рынках экспортеры страдают от дефицита денежных средств потребителей, что наблюдается даже в России. «Вполне возможно, что, наращивая объемы экспорта, в денежном выражении мы будем получать меньше»,- комментирует ситуацию кандидат экономических наук, профессор кафедры организации и управления БГЭУ Владимир Руденков. К тому же как только на рынок, где мы конкурентоспособны только по цене, приходит более дешевый товар, потеря позиций неминуема.
Что же касается дорогих рынков, прежде всего европейского, нельзя сказать, что на нем нас встречают с распростертыми объятьями. Часть позиций мы потеряли после исключения из Генеральной системы преференций, часть можем потерять после того, как с января 2009 года вступят в силу поправки безопасности к Таможенному кодексу ЕС, в соответствии с которыми нужно будет предварительно уведомлять таможенные органы стран объединенной Европы о планируемом ввозе груза на территорию Союза. Да и стандарты качества наших потребительских товаров зачастую недотягивают до европейских норм.
Беларусь активно участвует в международном разделении труда, считает Г.Турбан. Эксперт приводит данные Конференции ООН по торговле и развитию, согласно которым среднемировая экспортная квота (отношение экспорта к объему производства) составляет 30%, в то время как у Беларуси этот показатель находится на уровне 60%. Для сравнения: показатель мирового сборочного цеха Китая – 40%, Южной Кореи – 44%, России – 34%.
Правда, основной объем белорусского экспорта обеспечивается десятком-другим предприятий, экспортную деятельность которых государство стимулирует всеми силами. Остальным прорваться через наши административные барьеры сложно. «У нас груз легче растаможить, чем затаможть,- говорит В.Руденков.- Это большая преграда на пути экспорта».
Поддерживать крупных экспортеров, кстати, из года в год становится сложнее – структура белорусской экономики сформировалась еще в советские годы и с тех пор не претерпела существенных изменений. А экономические условия изменились кардинально, прежде всего, их ресурсная составляющая, которая с каждым годом дорожает. Нужно увеличивать экспорт за счет неэнергоемкой, нематериалоемкой продукции, продавать не металл, а технологию, уверен председатель Бизнес-союза предпринимателей и нанимателей Георгий Бадей. «Сегодня на экспорте нефтепродуктов мы зарабатываем немалые деньги, и это хорошо. Но насколько устойчив может быть этот экспорт? Мы же не Кувейт»,- поясняет он.
Тем не менее, пока доля высокотехнологичных товаров в структуре белорусского экспорта составляет менее 3% и в последние годы лишь сокращается.
Конечно, Беларуси неплохо было бы расставить приоритеты и определить отрасли и позиции, по которым страна могла бы нарастить экспорт, согласны эксперты. Но беда в том, что с белорусской зарегулированностью (прежде всего, директивным ценообразованием) сделать это сложно. «Непонятен резерв белорусских производителей даже на внутреннем рынке, не говоря уже о внешних»,- признает заместитель директора департамента внешнеэкономической деятельности МИД Антон Кудасов, сетуя на «гайки ценообразования».
Как раз сейчас правительство находится перед выбором: закрутить эти гайки еще сильнее для всех, включая импортеров, или либерализовать рынок и для белорусских производителей. Возможно, конечное решение станет одним из показателей того, в какую сторону будет расти сальдо внешней торговли.

You might also like