Эксперты о главных экономических итогах 2008 года

Уходящий 2008 год запомнится как один из самых драматических периодов в истории мировой экономики. Серьезные потрясения испытали главные экономические системы мира. Глобальный кризис сначала поразил все финансовые учреждения, а затем перебросился и на реальный сектор экономики. Серьезные потрясения пока обошли Беларусь стороной. Вместе с тем кризисные явления вынудили белорусское правительство объявить о либерализации экономики.
Своими наблюдениями о главных экономических итогах-2008 в Беларуси мы попросили поделиться наших экспертов — руководителя НИЦ Мизеса Ярослава Романчука, обозревателя газеты «Белорусы и рынок» Татьяну Маненок и главу представительства ЕБРР в Беларуси Валдаса Виткаускаса, который в данном случае выступает как независимый специалист по финансам. В данном обзоре эксперты высказались лишь о своих впечатлениях. Более детальная выкладка — с цифрами и диаграммами — будет опубликована в начале 2009 года, когда будут обнародованы многочисленные статистические данные.
Татьяна Маненок: — Я бы названа 2008 год годом надежд. Было много разговоров о реформировании белорусской экономики, предприняты какие-то шаги в этом направлении. Однако реальных действий было на самом деле мало.
Год начался очень удачно для наших ведущих экспортеров (нефтеперерабатывающих заводов, «Беларуськалия»), которые дают львиную долю валютной выручки в госказну. Цена на нефть выросла до 147 долларов за баррель. Благоволила конъюнктура к Беларуси и на мировом калийном рынке. В прошлом году валютная выручка была получена около 1,5 млрд долларов. В этом году этот показатель будет перекрыт почти в 2 раза.
Успешное положение дел позволило правительству Беларуси летом этого года объявить масштабную программу под амбициозным названием «Приватизация». В течение 3 лет планируется акционировать и приватизировать 519 предприятий. Это был довольно четкий сигнал для инвесторов, которые, по моей информации, долго ждали подобных действий белорусского правительства. Произошел законодательный рывок на рынке ценных бумаг — была отменена «золотая акция», снят мораторий на хождение акций ОАО, созданных в процессе разгосударствления и приватизации. Однако по большому счету в этой сфере был реализован лишь один крупный проект: продажа пакета акций ЗАО «БЕСТ» турецкой телекоммуникационной компании Turkcell. Впрочем, в ситуацию вмешался мировой финансовый кризис, и президент Лукашенко заявил, что в сложившихся условиях мы никого продавать за бесценок не будем. Я думаю, что заморозить процесс приватизации — это не самое лучшее решение. Мне кажется, что следует принимать решения адекватные ситуации. Может быть, где-то более разумно переложить головную боль на инвесторов, а государству заняться поддержкой других отраслей.
Кроме того, стоит отметить принятие программы развития логистики в Беларуси. Этого говорит о том, что власти наконец-то осознали всю привлекательность этого бизнеса для Беларуси как транзитной страны. К тому же эта сфера не требует серьезных вложений и энергетических затрат, которых в Беларуси дефицит. Это также был позитивный сигнал для иностранных инвесторов.
В целом, этот год можно разделить на два этапа — до мирового финансового кризиса и сам кризис. Хотя пик прихода кризиса в нашу страну эксперты прогнозируют на весну 2009 года. В силу кризиса резко изменилась ситуация на нефтяном рынке. Цена на нефть стала падать. В Беларуси, в частности, снизились цены на бензин, но это все же было не адекватно рыночным условиям. Некоторые виды нефтепереработки стало не выгодно экспортировать. Поэтому было принято решение приостановить экспорт мазута и накапливать его в качестве резервного вида топлива. Если цена на газ приблизится к 200 долларов за 1000 кубометров, то, по расчетам белорусских нефтяников, использовать мазут на электростанциях будет в 2 раза эффективнее в сравнении с газом.
В конце года президент Лукашенко во всеуслышание объявил о либерализации экономики, были приняты какие-то правовые документы. С одной стороны, все замечательно. Однако, на мой взгляд, реализовать все эти замыслы будет непросто. Иждивенческие настроения, которые в течение 10 лет порождались в среде чиновников, будет сложно изменить. Ведь всегда была надежда, что в случае чего государство всегда поможет, спишет долги и так далее. Никто не собирался брать инициативу на себя. Впрочем, хорошо, когда директора будут сами определять, сколько им выпускать продукции, по каким ценам продавать, но административная система так забюрократизирована, что реализовать все это на практике будет сложно.
Ярослав Романчук: — Главный итог уходящего года — под воздействием внешних факторов Александр Лукашенко понял, что альтернативы свободному рынку нет. Однако цена этого эксперимента, который на протяжении последних 15 лет ставили в Беларуси, оказалась очень высокой.
В условиях глобального финансового кризиса белорусская экономическая модель оказалась не готова эффективно работать. Достаточно сказать, что бюджет на 2009 год — это улучшенная модель бюджета 2008 года. Он вместил в себя абсолютно нереальные в сложившихся условиях показатели. Бюджет просто переписали, не подумав о ситуации в мировой экономике. Хотя на тот момент уже все было очевидно.
Кризис показал, что система управления неспособна работать в новых условиях. Пока лишь Александр Григорьевич четко осознал, что пора приступить к либеральным реформам. Однако среди высокопоставленных чиновников практически нет людей, которые эти замыслы могли бы осуществить. Они лишь привыкли, что все расходы спишет бюджет. Да в последнее время стали появляться какие-то здравые либеральные указы, но они в основном взяты из Программы «Новый экономический курс. Первые 100 шагов» от нашего Центра Мизеса АЦ «Стратегия».
Что год грядущий нам готовит? В 2009 году белорусы вряд ли станут богаче. Спрос на товары традиционного белорусского экспорта сократится. Заемные ресурсы станут дороже. Очевидно, что упадет объем прямых иностранных инвестиций, которые и так были немногочисленными. Если говорить об экономических индикаторах, то прирост ВВП может составить 5%, инфляция — 20-25%. Средняя зарплата может упасть до 300 долларов. Белорусский рубль будет быстро дешеветь. К концу 2009 года 1 доллар может стоить 4500 белорусских рублей. Конечно, девальвация может составить лишь 20-30%, если мы наберем 10 млрд долларов кредитов.
Валдас Виткаускас: — В течение уже долгого времени были очевидны признаки глобальных несоответствий. Главные экономические системы (США и ряд стран ЕС) работали с большой торговлей и дефицитами текущего счета, в то время как товарные экспортеры (страны Персидского залива и Россия) и некоторые развивающиеся страны (особенно Китай) управляли большими излишками и создавали запасы. На корпоративном рынке также было накопление долга из-за слияния и поглощения компаний и изобилия относительно дешевых кредитов. У физлиц во многих развитых странах накапливались долги, часто поддержанные растущими оценками фондовой биржи, которые создали иллюзию увеличивающегося богатства. Критическое увеличение товаров, а также рост цен на энергоносители также вносили свою лепту. Все эти процессы должны были закончиться регулированием, вот только не было ясно, когда и каким образом. Было невозможно предсказать момент наступления кризиса даже на 9 месяцев или 1 год вперед.
Последствия кризиса для Беларуси будут во многом отрицательными. Во-первых, это касается экспорта средств производства, спрос на которые быстро упадет. Это повлечет увеличение затрат и способности финансирования. Упадет цена на главные белорусские экспортные продукты потребления такие, как, например, калийные удобрения. Отрицательный эффект будет иметь изменение цены на нефть. Когда разница между внутренними российскими и международными рыночными ценами уменьшится, ваша страна сможет заработать меньше денег на реэкспорте продуктов нефтепереработки. Поэтому будет невозможно избежать существенного воздействия всех вышеупомянутых факторов в таких областях, как объем госбюджета, занятость населения, наличие валюты и в целом общей экономической деятельности.
Что делать? Компании должны принимать адекватные защитные стратегии — срочно сокращать затраты, откладывать любые несущественные инвестиционные планы и сосредотачивать продукты и продажи на ключевых, самых богатых долях рынка. Те предприятия, которые являются наиболее конкурентоспособными, могут рассмотреть возможность приобретения компаний, которые, вероятно, появятся почти в каждой отрасли по справедливо сниженным ценам.
Властям следует дать большую гибкость фирмам и людям, чтобы они быстрее приспособились к изменяющимся обстоятельствам. Это включает смягчение администрирования, увеличение роли частного сектора, особенно когда есть возможность привлечь финансовые ресурсы и инновации в большем объеме.
Важно поддерживать самые эффективные сегменты критических секторов экономики типа банковского сектора или некоторых отраслей промышленности, имеющих хорошие перспективы в будущем, но которые сейчас испытывают краткосрочные трудности. Отделение тех немногих компаний, которые стоит поддерживать, от других, которые не могут и не должны выжить в их существующей форме, — вероятно, самая трудная задача для любой государственной власти.
Бытует мнение, что первая половина 2009 года будет очень трудной для большинства стран, а во втором полугодии начнется период восстановления в глобальной финансовой системе. Это в первую очередь произойдет в странах, лучше всего готовых к этому. Однако я не уверен, насколько реалистичен этот сценарий. Да, финансовый сектор может оправиться еще в 2009 году, но я буду удивлен возвращению тех уровней потребления, которые мы видели до недавнего времени. Впрочем, и без этого, всемирная деловая деятельность останется более скромной в течение долгого времени. Беларуси предстоит пройти трудный процесс наладки к этим глобальным процессам. Страна в конечном счете хорошо приспособится к ним, во многом благодаря имеющемуся человеческому капиталу, но я боюсь, что это займет время — весь 2009 год.

You might also like