Увидел свет сборник избранной поэзии Рыгора Бородулина «Руны Перуновы»

В минском издательстве «Радиола-плюс» вышла книга избранной поэзии народного поэта Беларуси — номинанта Нобелевской премии по литературе Рыгора Бородулина «Руны Перуновы».
В почти 500-страничный сборник, изданный при помощи Белорусского ПЕН-центра, вошли как хрестоматийные стихи поэта, так и его впервые опубликованные произведения. Литературно-художественное издание, составленное Алесем Камоцким и Владимиром Сивчиковым, проиллюстрировано народным художником Беларуси Арленом Кашкуревичем. В сборник, напечатанный тиражом 3,5 тыс. экземпляров, вошел блок фотоснимков Р.Бородулина, сделанных известными белорусскими фотохудожниками.
В предисловии к книге председатель Белорусского ПЕН-центра поэт Владимир Некляев отмечает, что «равных Бородулину нет среди современников». «Крещенный в униатстве, он называем себя кривичом и крещеным язычником. Друвином. Называет не зря, так как вобрал в себя чуть ли не весь кривичский дух, вдохнув с ним весь язык кривичский. Он единственный белорусский поэт, который существует только в языке и исключительно в нем, — пишет Некляев. — Существует таким же невероятным чудом, каким сам язык существует в разрушенном — или до сих пор не созданном — белорусском мире. Музыка не требует перевода, поэзия не переводится. Гениальный поэт равный самому себе лишь на своем языке. Рыгор Бородулин как раз такой поэт, равный самому себе только по-белорусски. Как и народ равный самому себе только на своей земле со всем своим. Это не означает, что не следует стремится в мир… Еще как следует — мы и так уже всех пересидели в лесах и болотах. Пока выживали — жизнь шла… Если Бородулин и выделяет себя из народа, то лишь тем, что, пока народ спит, он делает его народную работу: языкотворческую. Проснувшись, народ найдет в Бородулине то, что и не снилось… Дай Бог, чтобы через Рыгора Бородулина (как и через Василя Быкова, чего, к сожалению, не осуществилось, не успелось) Нобелевской премией была награждена вся наша национальная культура, литература, поэзия, а в первую очередь — язык. Тот самый, который выстоял, выжил вопреки уничтожению. Тот самый, через который мы — не на пустом месте. Тот, который для Рыгора Бородулина — от мамы Голос. Наконец, тот, на котором слышит нас Бог — и или принимает, или не принимает наши молитвы».

You might also like